Познать и сберечь родные истоки

Приукрашать родную землю, заботиться о ней, изучать историю и культуру – значит быть достойным сыном своей страны. В этом направлении на современном этапе проводится воспитательная работа среди молодежи во всех образовательных учреждениях.

Летом я и мои сверстники из объединения «Журналист» МБУ ДО ЦДТ ст-цы Темиргоевской занимались важным и полезным делом. В составе экологического отряда «Лесной дозор», созданного на базе Темиргоевского центра детского творчества, мы пытались внести свою лепту в дело охраны окружающей среды и в освещение темных страниц прошлого нашего края.

Развивать духовные потребности можно по-разному, но общение с природой, соприкосновение с историей народа и его культурой вызывают необыкновенные нравственные переживания. Эта работа буквально захлестнула каждого из нас. Мы участвовали в различных экскурсиях и походах, акциях и конкурсах. Первым делом очистили самое живописное место нашего лесопарка – берег реки Лабы, повесили мешки для мусора, таблички с просьбой не сорить. В людных местах станицы расклеили листовки, пропагандирующие природоохранные знания. Очень уж больно видеть, как загрязнен наш лес и берега водоемов.

Ребята обратились к общественности станицы с предложением навести порядок на Лебяжьем острове. Когда-то давно один из председателей местного колхоза начал обустройство пляжа для темиргоевцев: насыпали остров на лесном озере, засадили его по окружности тополями, проложили дорогу. Сверху остров стал похож на лебедя с вытянутой шеей, потому и получил название Лебяжий. Непокорная Лаба часто затопляла остров, размывала его, смывала деревья. Сейчас и водоема как такового в зарослях не сыщешь, не поют уже там и соловьи, потому что сломаны старые деревья – места птичьих гнездовий. Вот поэтому и возникла инициатива возрождения острова. Ребята готовы провести агитацию среди местного населения, да и сами засучить рукава.

Много было этим летом интересных дел и встреч. Мы познакомились с необыкновенными человеком, когда брали экологическое интервью у отдыхающих в станичном парке. Им оказался Анатолий Федорович Мельников, академик Кубанской Народной академии, инженер-строитель, сотник Темиргоевского казачьего общества. Много лет он был организатором и руководителем подростково-молодежного клуба резьбы по дереву «Дятел» по месту жительства. Помимо обучения работе с деревом, подростки с интересом занимались вопросами истории Кубани. Вездесущие мальчишки из станичного микрорайона Мопр на юго-восточной окраине Темиргоевской, в карьере колхозного кирпичного завода, собрали комплекс находок раннежелезного времени, вероятно, относящихся к функционировавшему здесь древнему грунтовому меотскому могильнику.

А. Ф. Мельников как никто другой разбирается и в породах деревьев, и в народных промыслах. Его подворье – настоящий музей деревянного зодчества, сотворенного мастером и его помощниками. А. Ф. Мельников не только умелец, но и общественный деятель, поэт и прозаик. А еще он увлечен историей казачьего края. Общение с ним пробудило в нас стремление изучать прошлое родной станицы. Мы по крупицам собирали историческую информацию о нашей малой родине, а потом провели конференцию «Темиргоевская. Из глубины веков», где поделились своими открытиями и систематизировали собранный материал. Его с интересом читают многие, потому что прекрасна привольная станица Темиргоевская, никого не оставит равнодушным история ее создания. События тех далеких дней до сих пор волнуют  и молодых, и пожилых.

Выхожу на заре за околицу

Подышать ароматов полей.

И любуюсь я Темиргоевской,

Милою станицей моей.

        Так писал о нашей станице Н. Гудошин, культурный работник, общественный деятель, поэт и композитор. Откуда же появилось ее явно не славянское  название?

В свое время председатель темиргоевского колхоза «Заря» И. Н. Горецкий обратился к известному адыгейскому писателю Т.М. Керашеву за разъяснением истории названия станицы Темиргоевской. Ответ на это письмо подготовил кандидат исторических наук П. У. Аутлев: «У адыгейцев станица Темиргоевская именуется «Шэгъум», смысл этого слова не поддается объяснению. Русифицированное название «Темиргоевская» дано первыми русскими поселенцами в 1840 – 1851 годах по имени своих новых соседей чемгуев (адыгов) –  «Къемгуй, Къэмыргуй», живших на левом берегу реки Лабы. Потомки этих чемгуев и ныне здравствуют в аулах Мамхеге, Хатажукае, Пшижхабле, Кабехабле. Что касается буквального смысла «чемгуй», то оно, предположительно, переводится как «храбрый киммериец». Таким образом, смысл термина намекает на связь темиргоевцев с воинственными киммерийцами древности».

Научный сотрудник кафедры регионоведения и специальных исторических дисциплин Армавирского пединститута Д. П. Ермоленко в декабре 1999 г. описал найденный комплекс предметов из бронзового зеркала, трех браслетов, глиняного сосуда, глиняного пряслица и обломанной глиняной ножки сосуда. В темиргоевских находках, по заключению археолога, переплелись скифская и меотская культурные традиции. Все они из одного погребения вероятной датой VI – V веков до новой эры.

 Знакомство с исследованиями сотрудников Адыгейского Республиканского исторического музея – хранителями адыгейского этноса – позволило заглянуть в глубину веков. В предисловии к сборнику истории происхождения «Меоты – предки адыгов» академик Б. Б. Пиотровский утверждает, что меоты – коренное население Северо-Западного Кавказа. Их культура сложилась в Закубанье в VIII – первой половине VII веков до новой эры. Изучение языков дает основание отнести древнее меотское население к адыго-кабардинскому этническому массиву. Впервые меоты упоминаются у древнегреческих авторов в VI веке до новой эры. Меоты занимали бассейн нижнего и среднего течения реки Кубань, расселяясь до Ставропольского плато, Восточного Приазовья, Закубанья, Таманского полуострова и прилегающего участка Черноморского побережья. Племена, населявшие северную покатость Кавказских гор, было принято называть  черкесами, между тем, они называли себя адыгами. Адыгейские племена многочисленны: абадзехи, шапсуги, надкуаджи, кабертаи, бесленейцы, махощи, кэмгуи, хатюкаи, бзедуки, жаны. Истребленные войнами, междоусобными схватками, чумой 1812 г., не сохранили своей самобытности племена чебсинов,  хегайков и хетуков.

Остановимся на географическом положении земель племени кемгуй (темиргои), живущих между Кубанью, Лабой и Схагуаше (р. Белая). Темерюцы, хатукайцы, хегаки имели общего родоначальника Болетока, который разделил свои владения между тремя сыновьями. Айтекок получил в удел Темиргой (Кемгуй), Хатиок дал полученному уделу свое имя Хатукай, Занок владел уделом Хегайк.

Темиргойцы вели кровавую войну с ногайцами, покрывавшими своими кочевьями необозримые равнины до Волги. В одном из сражений погибло их лучшее воинство, предводимое князем Ккарбечем. Князь Байзркко, управлявшим темиргойцами около тридцати лет, поставил своей целью спокойствие ему подвластных. Период его правления не омрачен братоубийством и злодеяниями, нередкими в этом крае.

Темиргойцы отличались от всех черкесских племен безусловной покорностью власти своих князей, жили опрятно и занимались скотоводством. Места, ими занимаемые, чрезвычайно удобны для земледелия, изобилуют водами, всякими растениями, свойственными климату этого края. Но междоусобия не пощадили и темиргоевских князей. Большая часть народа оказывала с давних пор приверженность к России, в тоже время другая, меньшая часть, искала постыдную помощь у абадзехов – убийц Байзрокка. К этим бедствиям добавилась моровая болезнь, которая очень ослабила более 5000 семей.

Еще одним источником вражды, раздиравшим семейства в Черкесии, и началом междоусобий являлась система воспитания. При  рождении младенца его немедленно отдавали в чужие руки, т. е., человеку, избранному в дядьки. Воспитатель, аталык, прилагал все усилия для того, чтобы его подопечный был ловок, учтив со старшими, неутомим в верховой езде и искусен в обращении с оружием. По достижении совершеннолетия воспитанник возвращался в родительский дом. Нередко родные дети оказывали нерасположение к родителям. Почти всегда братья, бывшие детьми посторонних родителей, питали взаимную ненависть.

Едва ли есть народ, в котором каждый воин имел бы на себе столько оружия, сколько – каждый воин-черкес.

Черкес оружием обвешан;

Он им гордится, им утешен;

На нем броня, пищаль, колчан,

Кубанский лук, кинжал, аркан

И шашка, верная подруга

Его трудов, его досуга.

Ничто его не тяготит,

Ничто не брякнет: пеший, конный –

Все тот же вид

Непобедимый, непреклонный.

Так писал о гордом воине  еще А. С. Пушкин в знаменитой поэме «Кавказский пленник».

К большому удовольствию черкес, сама природа сотворила черкешенок прекрасными. Примечателен исторический факт: супругой царя Иоанна Васильевича Грозного  была Мария Темрюковна из темиргоевского дворянского рода Адемий.

Ушли годы, прошли столетия, но в названиях аулов и поселений Натухаевская, Хатукай, Темиргоевская, Абадзеховская, Мамхег, Егерухай, Адамий, Махошевская, Бесленеевская, Кабардинка, Шапсугская и других пронзительно звучат наречия адыгов – гордого народа Северного Кавказа.

Так, благодаря А. Ф. Мельникову, мы погрузились в разгадку извечных тайн топонимики и этноса своей малой родины. Это только начало, а впереди еще большая работа, ведь познавать и осознавать родные истоки – значит искать свое место в жизни, обогащая себя духовно, испытывая при этом ощущение счастья и любви к своему Отечеству.